ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ КУЛЬТУРЫ
"САХАЛИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ РЕСУРСНЫЙ ЦЕНТР
ПО ОБРАЗОВАНИЮ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА"

Южно-Сахалинск

Карла Маркса, 16, офис 412

+ (4242) 43-88-61

Приемная руководителя

Пн-Пт: 9:00 - 18:00

Офисы 401-413

Лепешинская Ольга Васильевна

Закончила училище и поступила в Большой театр в 1933 году. Во время Великой Отечественной войны Лепешинская выступала перед фронтовиками в составе Первой фронтовой бригады Большого театра. «Лепешинская танцевала свои балетные партии даже на одной полуторке (обычно сдвигали кузова двух машин). Балетное искусство изящное, легкое, и она танцевала в открытом кузове, в пачках и на пуантах, под постоянной угрозой обстрела». Работала она и в тылу: танцевала на сцене Большого, а также давала сольные концерты, сбор средств от которых поступал в фонд обороны и на строительство танковой колонны «Советский артист». Кроме того, в 1942 году Лепешинская была избрана заместителем председателя Антифашистского комитета советской молодежи. За свою работу во имя победы в мае 1945 года артистка получила телеграмму с благодарностью от Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.

Об одном из концертов она вспоминала:

«Танцевали мы с Асафом Мессерером на специально подготовленном «для балета» дощатом полу. Танцевали мы вальс И. Штрауса сначала целиком, потом кусочками, потом опять целиком, потом опять кусочками, а бойцы просили нас танцевать еще и еще. Забыть это нельзя!» Кроме Мессерера выступал с Лепешинской и Петр Гусев.

Костровицкая Вера Сергеевна

Вера Сергеевна Костровицкая до войны танцевала на сцене Театра оперы и балета им. С.М. Кирова, затем преподавала в Вагановском училище.

Всю войну она жила в Ленинграде, работала в Вагановском училище, готовила и давала концерты для раненых в госпиталях и для солдат на передовой. После войны вместе с другими жителями восстанавливала город.
В фондах Российской национальной библиотеки, а также в фондах Центрального государственного архива литературы и искусства Санкт-Петербурга сохранились блокадные дневники и воспоминания Веры Сергеевны.

 

Начало блокады

«В начале сентября с группой оставшихся учеников и студентов я начала репетиции. Из Управления по делам искусств ежедневно поступали заявки на небольшие концерты. Надо было обслужить на вокзалах уходящие на фронт воинские части, госпитали с ранеными, которых становилось все больше и больше. Концерты проходили под баян и состояли из двух-трех номеров, умещающихся на любой площадке. Молдовеняска, лезгинка, чардаш, простенький гопак – составляли весь наш репертуар. В условиях начинающегося голодного истощения и холода ничего другого и нельзя было придумать. Свыше двухсот пятидесяти концертов за сентябрь и половину октября дала эта маленькая группа. Кто помнит об этом!.. Эта же группа детей наравне со взрослыми по много часов дежурила на чердаке, а вечером дети уходили из школы на мороз в темные безлюдные улицы. И все-таки, они продолжали приходить – им хотелось быть полезными».

Работа на войне

Зимой 1941-1942 дети и взрослые Вагановского училища «тушили бомбы, пили литрами кипяток, а затем в 20-ти, 30-ти градусный мороз изгонялись директором на улицу домой». 

Весь 1943 год Костровицкая непрерывно дает концерты. Она описывала, как тяжело давалось каждое движение изможденному телу, не похожему
на человеческое, как приходилось набивать костюмы ватой и вставать каждый раз в конце танца, улыбаясь через боль. А еще Вера Сергеевна ставила номера для военных танцоров.

В 1944 году Вера Сергеевна Костровицкая приняла активное участие
в восстановлении города, получив профессию штукатура. За участие в героической обороне Ленинграда Вера Сергеевна была награждена медалью «За оборону Ленинграда», которая была вручена ей 29 июля 1943 года.

Обрант Аркадий Ефимович

Советский балетмейстер и режиссёр, педагог, создатель и руководитель Молодёжного ансамбля танца (1942—1958).

До войны работал в Ленинградском Дворце пионеров балетмейстером Ансамбля пионеров.

В первые дни войны Аркадий Обрант ушёл в народное ополчение. В конце первой блокадной зимы, в феврале 1942 года, командир агитвзвода лейтенант Обрант собрал некоторых из своих бывших учеников для пополнения агитвзвода 55-й армии. «30 марта 1942 года ребята приняли участие в концерте на слёте сандружинниц и врачей… Ребята танцевали, превозмогая слабость… А в зрительном зале плакали девушки-сандружинницы, невозможно было удержаться от слёз при виде измождённых блокадных детей, старающихся из последних сил весело и темпераментно плясать» — так вспоминал Аркадий Ефимович в своих мемуарах.

Другое воспоминание: «Зазвучал гопак. На сцену переполненного зала местной школы выбежали Нелли Раудсепп, Валя Лудинова, Геннадий Кореневский и Феликс Морель. В зале улыбались. Но вдруг произошло непредвиденное: пустившись вприсядку, Геннадий не смог подняться. Он делал отчаянные усилия — и не мог! Нелли быстро подала ему руку и помогла встать. Так повторялось несколько раз».

После лечения в госпитале из подростков был создан Молодёжный фронтовой ансамбль при политотделе 55-й армии, который дал более трёх тысяч концертов на фронте и в городе. Первоначально ансамбль состоял из 9 человек, позднее был пополнен до 18. Своеобразным его символом стал восстановленный Обрантом танец «Тачанка», в репертуар также входили красноармейские и народные танцы. 9 мая 1945 года коллектив выступил на Дворцовой площади с номером «Марш Победы».

Иордан Ольга Генриховна

Артистка балета, педагог, балетмейстер, солистка Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова.

В 1926 году окончила Ленинградский хореографический техникум по классу Агриппины Вагановой. Была принята в балетную труппу Государственного театра оперы и балета, где танцевала с 1926 по 1950 год.

В 1941-м Кировский театр эвакуировали в Пермь, где возникла Ленинградская, или Вагановская, школа балета. Ольга Генриховна из-за болезни матери отказалась покидать родной Ленинград и всю блокаду оставалась в городе. С группой актеров она выезжала в расположение ближайших воинских частей Ленинградского фронта и участвовала там в концертах. Кроме того, Ольга Иордан создала свою небольшую балетную труппу, выступавшую в тяжелых блокадных условиях. Голодные и окоченевшие от холода артисты самоотверженно трудились, не жалея своих сил.

В блокадном городе у неутомимой труженицы Ольги Иордан открылась новая грань мастерства – талант балетмейстера. В 1942 году она возобновляет балет «Эсмеральда», а в 1943 году ставит балет «Конек-Горбунок». В 1944 году Кировский театр вернулся из эвакуации, и Ольга Генриховна снова выступает в старых и новых спектаклях.

«Ольга Иордан вспоминала, что после спектакля она получила подарки: от неизвестного моряка – головку лука, от военного – полбуханки хлеба, а от артиста Ивана Нечаева – бутылочку черного растительного масла.
Присутствовавший на премьере Дмитрий Лазарев вспоминал: «В антракте мы с женой проходим за кулисы. Ольга Генриховна встречает нас счастливым смехом: «Я смотрела в глазок, зрители даже сняли варежки, чтобы громче хлопать».

Ваганова Агриппина Яковлевна

Стояла первая блокадная зима 1941/42 года. Театр и училище были эвакуированы в Пермь. Ваганова осталась в Ленинграде с семьей.

Утром 22 июня, когда в Ленинграде еще никто не знал, что началась война, Ваганова собиралась на репетицию выпускного спектакля. День обещал быть радостным: генеральная репетиция, а вечером — встреча с любимым выпуском 1931 года (десятилетний юбилей окончания школы).

Но вечерняя встреча отменилась, репетиция прошла, как в тумане, выпускной состоялся 26 июня.

До отъезда театра в Пермь спектакли шли в обычном режиме — каждый день. Артисты обслуживали воинские части и призывные пункты, почти все работали в группах противовоздушной обороны, в том числе и народная артистка РСФСР Ваганова.

Агриппине Яковлевне было уже за 60, но ее возраст был не заметен. Она по-прежнему была бодра, собрана внутренне, деловита. Как только театр эвакуировали в Пермь, Ваганова приступила к работе с артистами, которые остались.

Здание Мариинского театра было повреждено в одной из первых бомбежек. Было решено давать спектакли в Народном доме. 6 и 7 ноября были проведены праздничные концерты. 20 ноября театр открылся оперой «Евгений Онегин». Позже спектакли пришлось прекратить из-за отсутствия электричества.

Ваганова вспоминала: «Блокада переживалась и переживается артистами с героическим терпением. Иной раз приходится идти на концерт пешком. Это тяжело оперному артисту, а балетному — тем более… Репетиции балета проходили в трудных условиях. Следует учесть специфику балета — легкие открытые костюмы, — в условиях же холодного помещения работа была тяжеловата. Но все работали с увлечением, изголодавшись по своему любимому делу».

Агриппина Яковлевна не упоминает о голоде, хотя это было огромной проблемой. И работу называет лишь «тяжеловатой», хотя на самом деле в условиях холода, отсутствия электричества и голода трудиться было очень сложно. Но Ваганова упоминает только «голод по любимому делу».

Поздней весной 1942 года Ваганова приехала в Пермь. Ученицы писали ей письма-вызовы, в которых беспокоились о своем любимом педагоге. По приезде в Пермь Ваганова приняла активное участие в создании спектаклей для Пермского зрителя.

Пребывание ленинградских артистов оставило неизгладимый след в Перми — здесь полюбили балет. Зритель увидел шедевры классической хореографии в исполнении талантливых артистов.

Театр и училище вернулись в родной Ленинград в июне 1944 года. Ваганова продолжила работать в своей любимой школе.